Ваш стиль юмора (3-ая часть)

Но если внешне подобные персонажи вроде бы веселы, не вешают нос, а иногда даже востребованы, то внутренне ими, как правило, ощущается неудовлетворённость личной жизнью, какими бы гонорарами, это не компенсировалось. Самоуничижительный тип, может быть, всем своим видом и вопрошает: «Шурик, а может — не надо? Я больше не буду». Но поздно или трудно что-то изменить. И в ответ звучит: «Надо, Федя! Надо!» Регулярно предлагая себя в статусе объекта для насмешек, человек страдает от уязвления чувства собственного достоинства. Не исключено впадение в хроническую депрессию и беспокойство. Ну а это, как показывает Н. Кьюпер (the University of Western Ontario), может, в свою очередь, сказываться на других людях. На тех, кто видит страдание незадачливого клоуна и чувствует дискомфорт. Почему? Потому, предполагает Н. Кьюпер, что клоунская гиперсамоирония способна напомнить окружающим об их собственной неполноценности. Таким образом, «hate-me humor», если им злоупотребляют, хотя и привлекает стороннее внимание, но в конечном итоге взыскивает высокую цену.

 Теперь мы рассмотрим стиль «смех над жизнью».

 Начнём немножко издалека. Когда говорят о том, кто не без смеха относится к миру, то, прежде всего, подразумевают некую черту характера. Она – призма, через которую многое преломляется в радужной (правда, нередко нереалистичной) расцветке. Люди и шутят соответствующим образом, чтобы справиться с житейскими проблемами. Это сопровождается рассказом историй, в которой высмеиваются абсурдности повседневной жизни, пережитые на собственном опыте. Входят в область смешных «мелочей жизни», к примеру, пресловутые шуточки мужчин над женщинами и женщин над мужчинами.

 Кстати, исследования, проводящиеся с тем, чтобы выявить связь между а) склонностью смеяться над жизнью и б) хорошим здоровьем, позволяют сделать следующий вывод. Когда у Вас противоречивые виды на окружающее, и они, будучи изначально Вашими, вызывают улыбку, то Вы не склонны оставаться обеспокоенным долгое время.

 И всё же: легко ли смеяться над жизнью? Один зарубежный обозреватель отвечает на этот вопрос в любопытно аллегорической форме: «Рыбалка скучна, пока не Вы лично ловите рыбу; хотя затем и от этого хочется уйти». Иными словами, аппетит приходит во время еды, впрочем, если еда изо дня в день однородная, стоит внести в рацион разнообразие. Но не таким образом, чтобы променять шило на мыло, нет. Следует чередовать разные блюда в течение одного дня. Смена старого блюда новым, причём раз в месяц – вот, что на порядок скучнее.

 Далее. Р. Мартин применяет термин «юмор самоусиления» (self-enhancing humor), характеризующий ситуацию, при которой рассказчик ну уж сильно красочно расписывает себя в сообщаемых им историях. В них находится немало место для хвастовства, пересказа минувших «подвигов», всяческих невероятностей, эпической и гиперболической риторики. «Самоусиливающий юмор» хотя местами и очарователен, но граничит с пустопорожней болтовнёй. Иной раз, задумываешься: почему у этого Пиноккио нос прежних размеров? Шутник смотрится мило, зачастую он увлекательно болтлив. Вместе с тем он никому не причиняет неудобства. Более того, может своими яркими легендами повышать не только свою самооценку, но и как бы ненароком и Вашу. Ведь в картине, рисуемой им, всё должно смотреться органично.

 Изложенное позволяет сделать некоторые обобщения.

 Юмор, прежде всего, — явление социальное, т.е. предполагающее контакт одного лица с другим, жизненный опыт каждого. Человек вплетён в многомерную систему общественных отношений. Внутри последней случаются ситуации, располагающие к комической интерпретации отдельно взятого факта или группы фактов. Ясное восприятие комизма во многом обусловливает юмор. Разумеется, он появляется и оказывает сильнодействующий эффект не на территории необитаемого острова, пространство которого однородно и более или менее статично. Комическое даёт о себе знать именно в пределах многофакторной, богатой разнообразием смыслов окружающей обстановки. Только при таких условиях участник разговора имеет возможность заставить какое-нибудь обстоятельство «светиться через противоречие» и тем самым вызывать смех. При этом важно учитывать социальный контекст, на фоне которого только и может проявиться смешное. Но не только смешное, но и «смешное». Ведь необразованная, примитивная и дико агрессивная среда порождает подобающие «шутки», спрос и предложение на них.

 Если юмор – явление социальное, значит ли это, что, оставаясь одни, мы не умеем смеяться? Конечно, нет. Ведь каждый способен развлечь себя сам, не нуждаясь в посторонней помощи. Если с точки зрения здравого смысла происходит что-то необычное и сомнительное, человек может отметить это наедине с собой. Именно он извлекает комизм из действительности, подчас оказывающейся отнюдь не смешной. Как он это делает – с пользой для себя, либо для других в ущерб себе, либо с пользой для всех – вопрос интересный. Но ещё интереснее проследить и выявить значение чувства меры применительно ко всем рассмотренным стилям. Не зря Р. Мартин (2003) утверждает, что каждый стиль имеет свою оборотную сторону. «Все стили забавны. — Убеждён он. — Но некоторые могут оказаться полезными для одного аспекта психического здоровья и вредными – для другого».

 Итак, юмор – не всегда безобидная игрушка. Это ещё и мощный инструмент адаптации к социальной среде, а зачастую и психологический барометр последней. Вы сами выбираете, на каких правах в её рамках заявлять о себе. Небесполезно использовать на практике рассмотренные выше стили. Но в меру. То есть всегда при этом оставаться человеком.


Автор: Bill4iam