Краткая характеристика типов юмора (2-я часть)

Краткая характеристика типов юмора (1-ая часть)

Теперь коснёмся головоломки. На поверхностный взгляд, она относится к внеюморному плану. Ведь в отношении её следовало бы собраться, сконцентрироваться. Возможно, зашевелить губами. Прищурив глаза, почесать подбородок. Думать, думать, думать… Действительно, разве это смешно – ломать головы над теми или иными ситуациями? Для людей от природы счастливых, может и да. В целом же – нет. Правда, есть один нюанс: головоломка обязательно вызовет улыбку, если становится известно её решение, которое (как выясняется) изначально не предполагало рационально выстроенного ответа. «Почему коровы носят колокольчики?» — что бы вы ответили? Умница, совершенно правильно думаете: «Потому что её маленькие рожки не работают».

В наше время активно даёт о себе знать неоднозначный феномен карикатуры. Почему неоднозначный? Потому что он возникает на стыке изобразительного искусства и комического. Зачастую непросто определить, чего больше в этой пограничной форме: элементов первого или второго. В то же время карикатуру можно трактовать как замечательный симбиоз юмора и искусства, если он призван к чему-то созидательному, конструктивному. Тут сразу напрашивается вопрос о деструктивности, причём отнюдь не праздный. В самом деле, подобающий импульс могут нести в себе смешные, на взгляд некоторых, образы. Вспомним «карикатурный скандал» 2005 г., который в одночасье приобрёл статус межкультурного конфликта, стоило европейской газете явить карикатурно изображённого исламского пророка. Карикатура подчёркнуто заостряет, а также утрирует индивидуальные и личностные признаки человека, в том числе физические и ментальные. Это не всегда хорошо. Впрочем, это и не всегда плохо. Укажем на плюс: карикатуре по силам выступить своеобразным социальным уравнителем. Для неё нет авторитетов, и все равны постольку, поскольку не являются пустым местом, но, напротив, — активными деятелями, от которых зависит очень многое, но которые – в виду того, что ничто человеческое им не чуждо – нередко забывают о возложенной на них ответственности. С этой точки зрения карикатурные портреты способны выполнять важную социальную функцию: конструктивно-критическую, которая может «пробиваться» даже через т.н. «демотиваторы». Последние, заметим всё же, обречены на низкую общественную поддержку. Хотя бы потому, что каждый из нас предпочтёт видеть вокруг скорее мотивирующее к жизни, а не подавляющее волю к ней (пусть и под трагикомичным соусом).

Иным способом бытования юмора является занимательная история, рассказываемая таким образом, что сначала у слушателя или читателя складывается впечатление об ужасающей, неприятной развязке (несчастный случай, жестокое издевательство, демонстрация вопиющей несправедливости…). Затем рассказчик выжидает паузу. Накал усиливается, напрашивается громогласный апофеоз, торжество трагедии и драмы… На лице может проступить беспокойство, страх, заочное переживание… Однако тот, от кого ожидают услышать ложно предвосхищаемое, делает неожиданный поворот: лаконично озвучивает совершенно внезапную мысль. И мысль эта — как бальзам на душу слушателя, не отдающего отчёта в том, что случилось. Засмеялся ли он и только потом перевёл дыхание? Или же наоборот?

Далее можно обратить внимание на эпиграмму (от др.-гр. «надпись»). По сути, она имеет сатирическую природу и призвана к немногословно стихотворному высмеиванию социального явления, отдельно взятой группы лиц или же конкретного человека. Часто в эпиграмме используется не только игра слов, эффектная сама по себе, но и сильные эмоциональные образы, а также едкие замечания и – что случается реже — крепкое словцо. Эпиграммы позволяли себе многие наши поэты (Жуковский, Пушкин, Лермонтов…). И как изящно!

Гипербола — широко распространенный в литературных произведениях стилистический приём — тоже в состоянии нас рассмешить. Особенно когда выступает как сногсшибательно преувеличенная острота, как exaggerism, проницательно акцентирующий признаки и странности, а также недостатки, ограниченности, несовершенства кого- или чего-либо. Виртуозно владел приёмами гиперболизации Дж. Свифт, наиболее известный шедевр которого – «Путешествия Гулливера» даже основан на соответствующей сюжетной канве: большой Гулливер попадает в Лилипутию — страну, населённую маленькими созданиями, чьё самомнение, впрочем, страдало гигантоманией. Пример «мастера гипербол» из отечественной культуры: Н.В. Гоголь, чьё творчество полнится потрясающими образами, сочетающих, помимо филигранных преувеличений, компоненты яркого гротеска и хлёсткой сатиры, что в сумме определяет непревзойдённое комическое воздействие.

Что ещё в способности подарить нам если не взрыв смеха, то полуулыбку? А вот что: позитивно провокативные (или даже забавно пошлые) слова, сказанные со стороны адресанта как бы случайно. При этом у адресата создаётся двусмысленное представление: сказано ли это было сознательно (к примеру, с тем, чтобы бросить «амурный вызов»), или же этот неоднозначный парень (девушка) оговорился по дедушке Фрейду? Приёмы такого рода весьма популярны среди всевозможных соблазнителей и пикаперов, начинающих и «со стажем», утончённых и не очень.


Автор: Bill4iam