Типы юмора ч.1

На вопрос «что такое юмор?» можно отвечать по-разному. Однако любой ответ, так или иначе, будет подразумевать существование некоторой информации. Ее мы и воспринимаем нашими органами чувств как нечто комичное. Во всяком случае, это справедливо для зрения и слуха. Впрочем, не случайно наш язык позволяет оценивать какое-нибудь словцо как «солёное». Вместе с тем в чьей-либо фразе мы можем признать «колкую» шутку, а об отдельно взятых остротах — высказаться как о «дурно пахнущих». Словом, трактовка юмора как специфической информации не только позволяет нам рассматривать его с разных сторон, но и придаёт ему конкретную форму.

В самом деле, он предстаёт в различных ипостасях. Это становится очевидным во время просмотра соответствующих шоу. Так, в них нередко встречаются забавные истории, характерные, впрочем, и для письменных произведений (от некачественных детективов до высокопрофессиональной публицистики). К этой категории относят любое примечательное событие из жизни той или иной знаменитости, а также интерпретацию ситуации, о которой многие уже имеют некое представление. Задача юмориста здесь: указать зрителю на неожиданно смешной взгляд на вещи. Вещи, казалось бы, вполне заурядные.

Другой способ существования юмора условно называют «отклонением от темы». В чём специфика? В том, что рассказчик вставляет в своё повествование мысль, воспринимаемую как плод чистой импровизации. Такая вставка «оправдывается» некоторыми из сведений, уже озвученных говорящим ранее. Причём имеет место и подлинная импровизация, и «рояль в кустах», домашние заготовки. При внимательном наблюдении отличить одно от другого не так сложно, особенно профессиональному комику.

Обратимся теперь к подтруниванию. Преимущественно оно носит дружелюбный характер, предполагая две участвующие стороны, обменивающиеся между собой остроумными фразами в стиле «ты мне – я тебе». (Хотя иногда действуют по схеме «ты меня – я тебя», но это подразумевает элемент агрессивности.) В этой связи вспомним П. Волю в образе «гламурного подонка» и его забавные диалоги с залом.

Любопытна также игра слов, для которой принципиально использование лексем, контрастирующих по смыслу и значению, но звучащих схожим образом. Пример (А.С. Пушкин): «Защитник вольности и прав в сем случае совсем не прав». Если у вас, помимо достаточно развитого интеллекта, эрудиции и обширного словарного запаса, имеется сильное образное мышление, позволяющее жонглировать лингвистическими и семантическими ассоциациями, тогда вы знаете, насколько сильным и впечатляющим является  данный приём. Кстати, другое его имя – каламбур. Заметим, успешное восприятие каламбура зависит от степени его новизны и известности. Причём он может быть продолжительным, пространным, а и иногда и вовсе умещаться в одно словечко, например, в «мерсибо», оно же офранцуженное «спасибо».

Коснёмся т.н. «сортирного юмора», жизнь которому даёт, по сути, эмоциональное паразитирование на свойственных человеку физиологических процессах и функциях известных органов. Конъюнктурная эксплуатация такого рода свойств сомнительна. Причём с многих точек зрения, в том числе с эстетической. «Туалетные шутки» рассчитаны на большого любителя. Вместе с тем они очень популярны среди детей, подростков и инфантильных взрослых в качестве этакого бунта против социальных условностей и табуированных тем. Когда адекватно шутить становится невыносимо тяжело, искромётный «сортирный» стиль готов протянуть вам руку. Правда, не стоит увлекаться, ведь это слишком сурово — отбирать у детей их игрушки.

Некоторые юмористы знают, что такое «грубый просчёт» и как им пользоваться. Приём этот возможен благодаря остроумному указанию на чью-либо ошибку, которая (как кажется аудитории) делает из ошибившегося посмешище. Применение «грубого просчёта» весьма эффективно, эффектно и убедительно, если оно к месту. А когда оно не доходит до оскорбления личности (но скорее балансирует на грани корректной шпильки и колкости, оставляя в позитивном настроении субъект, объект и свидетелей шутки) можно говорить о высшем пилотаже. — Понаблюдайте, как ведут себя резиденты «Прожекторперисхилтон» в отношении некоторых гостей.

Известен юмористический трюк, условно называемый «околесицей». Он тесно сопряжен с абсурдными и алогичными высказываниями, зачастую произносимыми с серьёзным выражением лица. По сути, речь идёт о заявлении, основанном на вопиющем, бросающемся в глаза противоречии, вызывающем гомерический смех и хохот. Поскольку вы вновь «прокрутили» в голове «Прожекторперисхилтон», вы — экстрасенс. Пардон: вы – проницательны.

Далее на очереди: пародия. Часто её путают с другой разновидностью сатиры – бурлеском. Если последний делает смешным как стиль речи, так и стиль письма, то претензии пародии, на взгляд специалистов, несколько уже, скромнее. Она имеет дело с «переработкой» конкретного (!) письменного произведения в целях создания комического эффекта. Впрочем, в настоящее время распространено её широкое толкование. При этом сущностной чертой пародии считают высмеивание дискурсов (литературных, кинематографических, музыкальных…), представлявшихся некогда весьма авторитетными или даже сакральными. Многие из нас смотрели «South Park», отдельные серии которого являют феерические пародийные образцы, развенчивающие многие социальные мифы, иногда, впрочем, перегибающие палку (по крайней мере, для тех, кто этими мифами живёт). Хотите получить исчерпывающее представление о бурлеске? Попробуйте добраться до 300-ой страницы «Улисса» Дж. Джойса. Слабонервные могут обратиться к пародии «Нереальный  блокбастер» — и смешно, и стремительно, и без особого труда попкорн поесть можно.

Продолжение… Краткая характеристика типов юмора (2-ая ч.)


Автор: Bill4iam