Семантическая теория юмора (1-ая ч.)

Осмыслить специфику юмора пытались многие. В. Раскин был одним из них. В его работе «Semantic Mechanisms of Humor» (1985), фактически подтверждающей «теорию несоответствия», освещаются смысловые аспекты юмористических явлений. Делаются выводы, прояснившие объективные закономерности юмора в связи со свойствами языка и межличностного общения.

Дело в том, что редкая шутка существует в отрыве от нормальной психики и мышления, во-первых, и, во-вторых, от межличностного общения. Казалось бы, все это очевидно. Однако Раскин, раскрыл более глубокие пласты понимания. У юмора отчетливо обнаружились лингвистические (языковые) истоки.

В самом деле, В. Раскин – первый, кто обозначил свой подход к юмору как лингвистический. До этого же превалировали психоаналитические разработки и взгляды. Поскольку лингвистика и психоанализ – не одно и то же, то даваемые ими сведения относительно фрагментов действительности не сводимы друг к другу. Комическое – один из таких фрагментов. Лингвистику в нем интересует языковой аспект, а психоанализ – психологический.

Раскин рассматривает сущность юмора и компоненты соответствующих ему действий. Также описываются виды смеха, проблемы категоризации самого юмора и его теорий. В связи с ним упоминается о важных, но неочевидных вещах, без которых он бы, по сути, не существовал. Какие вещи? Грамматическая неправильность и разговорные акты. «Подразумеваемые» значения и многосторонние знания. Понятия предположения и «возможные миры». Активность интеллекта и элементов памяти (скриптов).

Семантическая теория Раскина базируется на раскрытии «логики» слияния сриптов в цельные смысловые единицы… Кстати, этот момент зафиксирован в английской аббревиатуре SSTH (далее воспользуемся ею). SSTH не стремится охватить юмор целиком, скорее она сосредотачивается на его вербальной, словесной составляющей. SSTH акцентирует кульминационный момент шуток, их концовку с учетом словесных значений и смыслов. Идеальная же цель теории сводится к следующему: она должна определить  и сформулировать необходимые и достаточные языковые условия для восприятия текста в качестве забавного. Что можно отнести к основным теоретическим положениям SSTH?

Пункт первый. Текст характеризуют в качестве смешного, если выполняются два условия:

  •  1) текст совместим — частично или полностью — с двумя различными скриптов (схемами событий), предполагающими реализацию определенной последовательности эпизодов;
  •  2) элементы памяти, с которыми сочетается текст, противоречат друг другу, при этом соответствуя ему в большей или меньшей степени.

Пункт второй. Удачная шутка — это «неподлинная» коммуникация, нарушающая «кооперативный принцип» (привычный ход взаимодействия и общения людей). Также нарушается набор негласных правил, в соответствии с которыми реализуется диалог в духе «подлинной» коммуникации, т.е. вполне ординарной, серьезной, прямой, сообщающей более или менее последовательную информацию.

В случае удачной шутки могут возникнуть 4 ситуации, в зависимости от того, производится она намеренно либо нет, и/или ожидает ли ее слушатель. Если получатель не принимает шутку, он пробует понять ее в тональности «подлинной» коммуникации. Будучи неспособным это сделать, пробует иные способы. В частности, «неподлинный» режим интерпретации. Если адресат настроен на восприятие шутки уже с самого начала, то с «кооперативным принципом» происходят метаморфозы. Он начинает работать в «шуточно ориентированной» манере, по необычным и непривычным диалоговым правилам. Таким образом, могут меняться приоритеты разговора, его акценты, оценки, наконец, максимы. Так, максима, призывающая быть информативным настолько, насколько это требуется для плодотворного диалога (Максима Количества), выражается в призыве задействовать именно столько компонентов, сколько нужно для искрометной шутки. Другая максима — побуждающая к утверждениям, сочетаемым с объективными вещами (Максима Качества), преобразуется в призыв говорить только о том, что объективно совместимо с миром острот.


Автор: Bill4iam