В какую сторону шутить? Или прощай, кэп Очевидность!

Среди исследовательских разработок, касающихся юмора, весьма любопытно выглядит работа Д. Чалмерса «Таксономия когнитивных смешных случаев» (1989 г.). Несмотря на непростое для слуха звучание, суждения, излагаемые этим автором, на порядок доступнее и понятнее наименования статьи. Прежде чем их осветить устраним для неискушённого читателя некоторые терминологические сложности. Пусть для своего удобства читатель под «таксономией» имеет в виду «систематизацию»,  а под «когнитивными» — «связанные с познанием», «познавательные».

 Итак, под «когнитивным смешным случаем» понимается некий эпизод, чьё юмористическое содержание апеллирует к высокоуровневым, сложноорганизованным познавательным процессам человеческой психики. Не трудно догадаться, что это контрастирует с сексуальными (что называется — ниже пояса), циничными, «сортирными» и другими разновидностями шуток, апеллирующих к нашим низменным, примитивным, инстинктивным реакциям на конкретный стимул окружающей среды. Как видно, уже здесь напрашивается вывод, согласно которому грубый и невежественный человек скорее будет смеяться над грубыми и невежественными вещами. И в этом контексте показательны старания (зачастую идущие рука об руку с натужной мимикой и фальшивыми улыбками) многих комиков, ориентированных на «охлос», на массу. Возможно, они продают и растрачивают свой талант не от хорошей жизни, ведь спрос по-прежнему рождает предложение, но всё же это оправдание не совсем убедительное, если совсем не убедительное. Люди  склонны к самообману, но склонны они также и к тому, чтобы заражать своим самообманом других людей. Впрочем, — это предмет отдельного исследования, так что идём дальше.

 Д. Чалмерс приводит четыре категории «когнитивных смешных случаев», отмечая, что грань между ними изменчива, подвижна, т.е. в едином семантическом пространстве одна категория может мигрировать в другую, и наоборот. Кроме того, конкретный смешной случай может «подпадать» под более чем одну категорию, и не исключено, что данное обстоятельство способно усилить юмористическую мощь той или иной шутки. Что ж, берём это на вооружение!

 Далее Д. Чалмерс делает интересное предположение, высказываясь в пользу того, что «причины юмора» (causes of humour) во всех четырёх классах «смешных случаев», индуцируются и обуславливаются различными участками мозга. Теперь пришло время ознакомиться с этими четырьмя «базовыми классами».

 Первый класс: «иносказательный» (allusive), заключающий в себе отсылку к некоторому факту (либо совокупности фактов). К этому классу также относятся намёки на распространённые ситуации, указания на человеческие слабости, словом, всё то, что во время коммуникации способно вызвать «искру признания» со стороны повседневного человеческого опыта. К этому классу относятся, в частности, различные бытовые факты, которые редко комментируются, но признаются,  тем не менее, очень многими. Слушатель как бы соглашается: «Чёрт возьми, метко! Этот парень действительно прав! Поэтому я обнажаю зубы и хлопаю себя по коленкам!»

 Второй класс: «интерпретационный» (interpretational), основанный на двух путях восприятия одной и той же ситуации, или же на двух ситуациях, соответствующих какому-то одному толкованию реалий. Обратим внимание: ситуации и толкование могут быть изначально даны в качестве исходных данных, и «усвоение» юмора может реализовываться либо «в шаге» от ситуации к толкованию, либо «в шаге» от толкования к ситуации. По Д. Чалмерсу, «интерпретационный класс» — это, «возможно, самая крупная категория», разделяемая на множество подклассов. «Интерпретационный» класс смешных случаев детерминирован способностью мозга «гибко», нелинейно, в соответствии с природой homo sapiens интерпретировать жизненные обстоятельства.

 Третья категория: «парадоксальная», представляемая, как правило, бессмысленными, алогичными утверждениями или противоречивыми ситуациями. Это довольно небольшой класс, имеющий, заметим, привкус математической логики. В контексте «парадоксальной категории» юмор возникает, когда мы осознаём некоторое противоречие, а это указывает на ту немаловажную роль, которую играют в этом процессе «логические центры» нашего мозга, имеющие вкус к игре с  парадоксами.

 Четвёртый раздел: «логически выводимый» (inferential). К этому классу, тесно связанному с «интерпретационным», относятся случаи, когда слушателю даётся возможность напрячь своё серое вещество и самостоятельно вывести юмористический компонент из предоставляемой на его «суд» шутки (особенно в некотором кульминационном моменте, кажущемся, как правило, «fall flat», т.е. не производящим впечатления). Если подобное проходит, слушатель  получает не только эмоциональное, но и интеллектуальное удовольствие. А это делает соответствующие шутки более забавными и увлекательными, чем обычные, плоские шутки старого доброго капитана Очевидность.

 Надеемся, читатель самостоятельно сделает выбор, в какую сторону юмористически плыть, и нет сомнения в том, что выбор этот будет правильным, способным проявить и расширить российский универсум юмора до размеров, которых он, несомненно, достоин.


Автор: Bill4iam